Номинация «Лучшее интервью»
2 место – СОКОЛОВ ЕВГЕНИЙ,
(«Комсомольская правда», 2 октября 2013)

Глава УФСБ Башкирии: «Экстремисты хотят быть шейхами, а в Башкирии нужно сено косить»

 Виктор Палагин развеял мифы о самом таинственном ведомстве и рассказал, где в республике водится самая большая рыба

Генерал-майор Виктор Палагин руководил республиканским УФСБ почти пять лет. Но уже в ближайшие дни на посту его сменит Олег Гайденко, который ранее возглавлял службу безопасности Саратовской области. Накануне своего отъезда из Уфы Виктор Николаевич дал эксклюзивное интервью «Комсомолке».

Нужно сено косить, а они хотят быть шейхами

- Виктор Николаевич, вот вы готовитесь от нас уехать. Есть что вспомнить за время работы, чем гордиться?

-  В Башкирии много перемен произошло – сменилась власть, например. И все время говорили, что ситуация накаляется, вот-вот где-то что-то полыхнет и мало не покажется. Мол, здесь созданы все условия для местных моджахедов. Но мы этого не допустили. Конечно, еще не все вопросы решены. Хотелось бы, чтобы жители Башкирии жили лучше. Экономический потенциал республики огромен.

- В последнее время у всех на слуху экстремисты из «Хизб-ут-Тахрир аль Ислами». Насколько они опасны?

- Это террористическая организация, она запрещена практически во всех странах мира, включая Россию. Основная их цель – великий Халифат, и в итоге вооруженный захват власти. Что и случилось в Египте, где их не смогли вовремя ликвидировать.

- Недавно в Уфе задержали несколько таких активистов. У них ведь всего лишь изъяли литературу… Неужели это и правда опасно?

- Не только литературу, поверьте. И ведь литература  - это тоже оружие. В ней изложены шаги – как прийти к захвату власти. Кто-то ее пишет, кто-то - распространяет,  а кто-то – проплачивает. В этому году у нас возбудили четыре уголовных дела в отношении четырех руководителей ячеек Хизб-ут-Тахрир. Любой медик понимает, что лучшее лечение -  это профилактика. Еще Юрий Андропов сказал, что с противником нужно бороться, когда он еще там, за бугром, пока находится на стадии умысла. Сегодня такие страны, как Катар, Саудовская Аравия, тратят колоссальные средства на взращивание экстремистов. Возвращаясь оттуда, наши ребята уже хотят быть шейхами. А у нас, в деревне, нужно сено косить, скот стеречь, навоз чистить.

Любого можно поставить на прослушку

 -  В фантастических книжках пишут, что когда-нибудь людям будут вшивать чипы и они всегда будут «под колпаком». Как вы относитесь к таким идеям?

 - Это неправильно, любой человек должен быть свободен. Нельзя все поставить под контроль и уничтожить личность.

- А правда, что ФСБ может прослушать любой телефонный разговор?

- Как говорится, у страха глаза велики. Просто у людей сложился такой менталитет о всемогущем ФСБ. Но посудите сами -  как прослушать более четырех миллионов человек, живущих в республике? А ведь многие имеют по два и даже больше номеров. Если ты не воруешь, не изменяешь жене, чего тебе бояться, даже если и прослушивают? Повальной прослушкой у нас не занимаются.

- Но все-таки можете?

- Возможность прослушать любой телефон имеется. Если кто-то представляет угрозу для государства, государство приложит все усилия, чтобы взять этого человека под контроль. Причем, в обязательном порядке должно быть решение суда. А потом мы еще отчитываемся перед судом – что мы наработали.

«Даже если мы на отдыхе – считается, что на работе»

- Как проводите свободное время?

- Вся жизнь подчинена работе. Даже на отдыхе считается, что представители правоохранительных органов находятся на службе. И если где-то совершается преступление, мы, хоть и одетые в гражданскую одежду, обязаны принять меры.

- Можете пример привести?

- Много таких случаев было. Ну вот взять хотя бы ситуацию в Октябрьском (Нападение экстремистов в 2009 г. – Ред.). Мне позвонили среди ночи и сообщили, что совершена попытка захвата стационара. Вместе с министром МВД – а жили мы с ним в одном доме – мы срочно вылетели на место происшествия. Там выяснили, что ситуация не так остра, как нам преподнесли. К счастью, обошлось без контрмер.

Добыл медведя-каннибала

- Позвольте вернуться к вопросу об отдыхе. У вас есть любимые места в Башкирии?

- Если говорить об Уфе, я люблю гулять возле памятника Салавату Юлаеву. Это красивейшее место. А вообще я покорил, наверное, все горные вершины Башкирии - Ямантау, Иремель.

- А как насчет охоты, рыбалки?

- Охотой я еще в детстве заразился. В Башкирии я добыл самого крупного медведя-каннибала, который раскапывал зимой берлоги и поедал себе подобных. За ним охотились все егеря республики. И вот мне позвонил охотовед из Баймакского района и сказал, что обнаружил, где таится этот зверь. Мы выехали и добыли медведя-каннибала.

А рыбачить я предпочитаю со спиннингом. В Волково я как-то поймал карпа килограммов на шесть.

- Какие-нибудь национальные блюда успели попробовать?

- Очень люблю ваш кумыс. Я покупаю его у одного фермера – нигде такого больше нет.

- А сами умеете готовить?

- Я пеку торт «Наполеон», а еще готовлю татарский плов – с изюмом.  Причем, только приехав сюда, я узнал что, оказывается, этот плов татарский.

- В свое время вы входили в попечительский совет хоккейного клуба «Салават Юлаев». Любите хоккей?

- Не просто люблю. Я даже создал две хоккейные команды. Одну в Марий Эл, вторую – здесь. Я играю правым защитником под номером 99. Если помните, в лото это означает «дед». Потому что я самый старый в Управлении. Мы вошли в Хоккейную лигу Башкирии!

- А на матчи «Салавата Юлаева» ходите?

- Хожу, конечно. У нас есть хорошие перспективные игроки – Василевский, Панков и другие. У них сейчас прекрасная возможность реализоваться.

Пойду туда, где больше нужны штыки

- Где будете работать теперь?

- Я ухожу в распоряжение директора ФСБ в Москве. Он примет решение по поводу меня на следующей неделе. Где штыки больше нужны, туда меня и направят.

- Вы знакомы с человеком, который придет вам на смену?

- Конечно. Олега Николаевича Гайденко я очень хорошо знаю. Я же  и рекомендовал его в республику.